Захарова: Инцидент в Солсбери — это трюк, «дохлый кот»

<br />
Захарова: Инцидент в Солсбери — это трюк, «дохлый кот»<br />

Фото:
Российская Газета

Комментарии

Напомним, что 4 марта 2018 года бывший полковник ГРУ Сергей Скрипаль, осужденный в России за шпионаж в пользу Великобритании, и его дочь Юлия, если следовать версии британских спецслужб и СМИ, были отравлены в Солсбери нервно-паралитическим веществом. Следом британские власти обвинили в отравлении Россию, и, несмотря на настойчивые просьбы российской стороны, так и не предоставили каких-либо доказательств в подтверждение данной версии. Более того, Лондон за все это время не показал пострадавших и отказывается дать возможность пообщаться со Скрипалями их родным и российским дипломатам. Подобное поведение британцев дало повод матери Сергея Скрипаля утверждать, что ее сын должен считаться пропавшим без вести.

Мария Захарова, комментируя события в Солсбери, указала на то, что обстоятельства произошедшего так до конца и не установлены, но произведенный эффект от «инцидента» оказался поистине сокрушительным. «Материализованный в декорациях британской провинции незамысловатый сюжет из дешевого шпионского боевика с якобы попыткой устранения бывшего шпиона (С. Скрипаля вместе с дочерью) его же бывшими хозяевами поставил под удар ни много ни мало современный миропорядок, включая основополагающие нормы международного права», — подчеркнула Захарова, добавив, что происходящее, с одной стороны, напоминает комедию абсурда как неизменный фон расследования «инцидента», с другой — глубокую ползущую эрозию базовых международных механизмов по контролю за химическим оружием, остающихся неотъемлемым фактором международной стабильности и безопасности.

Официальный представитель МИД РФ в очередной раз отметила тот факт, что британские власти до сих пор не предоставили внятные разъяснения случившегося, несмотря на то, что один человек погиб (хотя обстоятельства и этой смерти до сих пор окутаны тайной), о судьбе двоих граждан России ничего не известно. Кроме того, правительство Терезы Мэй никак не отреагировало на многократные предложения российской стороны о конструктивном сотрудничестве в расследовании произошедшего. В итоге официальным Лондоном была сделана ставка на агрессивную, выходящую за рамки приличий, риторику, изобилующую безосновательными обвинениями, которая, в конечном счете, способствовала «хамской медийной кампании, насыщенной беззастенчивым тиражированием фейковых новостей».

По мнению Захаровой, британское правительство цепляется за инцидент в Солсбери как за «спасительную соломинку» (в английском языке есть менее поэтическая идиома — «дохлый кот»). «Ирония судьбы в том, что эту неблагозвучную идиому в современный британский политический лексикон ввел, позаимствовав его из австралийского, не кто иной, как один из наиболее ярых обвинителей нашей страны в солсберийской истории — теперь уже бывший министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Похоже, он и сам не рассчитывал проговориться, но за пару лет до будущей аферы предметно изложил стратегию консервативного правительства», — заключила Мария Захарова.

По мнению Захаровой, «инцидент в Солсбери» — это трюк, тот самый «дохлый кот», «швыряя который в информационное поле, (британские) власти рассчитывают, как минимум, переключить внимание собственных граждан с неприятных для себя тем, консолидировать нацию перед лицом „зловещей российской угрозы“.

rambler.ru